Дембельский аккорд.

Эту историю, рассказал мне давний друг,
Санек, служивший в рядах
Советской Армии в восьмидесятые годы.
Служил он в стройбате, а там, как
известно: были разные интересные истории.
Дембельский аккорд. Часть первая.
"Ленинская комната"

Кто не был в армии, тот конечно, не знает, что такое дембельский аккорд, а для солдата аккорд начинает сниться с первых дней службы.
Дело было так: вызывает Саньку замполит роты в канцелярию и предлагает взять аккордную работу: оформить «Ленинскую комнату». Для него такая работа была не в нагрузку. Такую работу он любил и не плохо с ней справлялся. О такой аккордной работе можно было только мечтать. Зашли в комнату, осмотрели фронт работы и как говорится «ударили по рукам». Сейчас середина февраля – начал прикидывать в уме Санек, - до мая еще два с половиной месяца. И глядишь, к 9 мая буду дома. Неплохо!
Работа «поперла» в тот же день. Собрал «духов», поснимал все стенды, разложил по столам, выскоблил, вымол, загрунтовал и покрасил все стенды буквально за пару дней. Прикинул – что-то я больно быстро работаю, раньше мая все равно не отпустят. Надо работать помедленнее.
Вся рота знала, что Санек выполняет аккордную работу и поэтому его по пустякам не беспокоили. Он не выходил на вечерние поверки, не ходил строем в столовую, а вместо зарядки запирался в «Ленкомнате» и продолжал «давить на массу».
В середине марта добрая половина была уже оформлена. Весна. На улице тепло. Куда торопиться, еще уйма времени. Начал больше времени проводить с земляками. Когда не было замполита в части, по двое суток не появлялся в роте. Ночевал у земляков: то в кочегарке, то в вагончике на строительном объекте. Делать абсолютно ничего не хотелось.
Приближался май месяц – работы еще море, когда же это я кончу?- думал Санек лежа на кровати в кочегарке. Уже все надоело, работать не охота, быстрей бы домой! В это время как в той сказке – дверь тихонько заскрипела и … Он нехотя приоткрыл глаза и увидел перед собой свирепую рожу своего ротного. Про ротного – это отдельный рассказ, а в двух словах за него можно сказать, что он хороший воспитатель и воспитывал своих воинов кулаком, размером с боксерскую перчатку. Санек вылетел из-под одеяла, но далеко уйти не смог – удар ротного пришелся точно ему в нос. Он грохнулся между печами и лежал не шевелился. Ротный прохрипел: Солдат, ко мне! Но звать его было бесполезно. Ротный попытался сам подойти, но огромный живот и большое количество сажи на котлах ему не давали пролезть к нему. Через час жду тебя в роте! – скомандовал ротный и направился к выходу. Санек потихоньку выбрался, морда его была похожа на квашеный помидор, умылся, почистил х/б и направился к своей роте.
Ротный встретил его дружелюбно, и очень вежливо сказал: пошел вон на объект! Тебя ждет большая лопата! На дембель пойдешь последним!
Эти слова долго звенели у Саньки в ушах, когда он плелся на объект. Вроде дембель был уже так близок, атеперь… его совсем не видать. На объекте его земляки тоже выполняли аккордную работу – заливали бетоном полы пожарного депо. К ним может пристроиться? - подумал он – уж меня они бы взяли к себе.
Продолжение следует…

Анекдот

yuyugr
путин
брежневПредставте себе, что вы встретились с Путиным.
Какой бы вы анекдот ему рассказали?
Я вот этот:

Ученые изобрели при Брежневе машину времени и спрашивают у него:
— Куда изволите, Леонид Ильич?
— В светлое будущее.
После возвращения рассказывает:
- Оказывается, мы живем в темном застойном настоящем, но, когда я собрался назад, все они из светлого будущего
как ломанутся ко мне в машину — еле ноги унес!

Дембельский аккорд.

Часть вторая. Бетонные полы.
Санек издали заметил своих земляков. Это была их аккордная работа - бетонировать новое пожарное депо. Они трудились в поте лица. Все только и думали о том, как бы быстрее выполнить работу, чтобы быстрее отчалить домой. Четыре человека носили жидкий бетон и вываливали его на землю, еще двое разравнивали его по направляющим и тягой протягивали, выравнивая будущий пол. Санек окинул взглядом депо - площадь его была большая, на четыре автомобиля, но большая часть его была уже забетонирована. Ну, теперь они меня к себе не возьмут – подумал он почесывая затылок.
- Здорово мужики – подходя к ним, крикнул Санек, надвигая пилотку на нос. Он старался прикрыть фингал, поставленный ротным.
- Вот это у тебя шнобель! – начали «ржать» над нем земляки – Это кто тебя так «поцеловал»?
Вид у Санька был действительно ужасный: один глаз был серо-буро-малинового цвета, нос распух и больше напоминал картофелину.
- Харе прикалываться, как будто вас ротный не воспитывал – пробурдел Санек – сами же от него получали!
Посидели, покурили, Санек им рассказал, как воспитывал его ротный. Они ему посочувствовали и предложили: давай с нами, забетонируем полы и по домам! Этого он и хотел услышать от них. И он согласился. Согласовали быстренько с начальником участка, и он приступил к работе.
Второй день Санек таскает бетон, гладит полы, старается изо всех сил. Вот, думает утру я нос ротному, как только сделаем полы, уйду я на дембель в числе первых.
После ужина уже все начали собираться в роту, как Санек предложил: мужики, а чё в роте делать, давайте еще пару машин бетона закатаем? Чё слабо? Быстрее работу сделаем! Ребята подумали и согласились: ну давай поработаем! Побежали к начальнику участка, убедили его, что справимся, и он с дури заказал десять кубов бетона. Два «Зила» примчались моментально. Бухнули в одну кучу десять кубов бетона и умчались. Ребята принялись за работу, но силы были уже не те, носилки с каждым разом становились все тяжелее и тяжелее.
- Надо перекурить – сказал Санек, - а то так мы и половину не перетаскаем! Сели, покурили, во всем теле чувствовалась усталость. На гору бетона вообще было страшно смотреть. У этой горы было какое-то особое свойство – куча бетона не как не хотела убавляться.
- Покурили? Давай за работу – скомандовал земляк – носилки в руки и вперед!
Санек начал грузить бетон. Ткнул лопатой в огромную кучу, лопата отскочила.. Он ткнул еще и еще, но вместо бетона была одна огромная каменная гора, которая, ни как не поддавалась лопате.
- Мужики, бетон схватился! – заорал Санек – что будем делать? Все обступили гору бетона и начали тыкать ее кто, чем придется. Притащили лом, начали долбить ломом, но гора не поддавалась. Что они только не делали ничего не смогли сделать. Бетон «замерз»!
- Надо какую-нибудь технику! – предложил Санек – желательно бульдозер, толкнуть эту гору куда-нибудь в лес! За будкой стоит «С-100», давай его заведем!
Все с ним согласились, но трактористов среди них не было и никто не мог работать на таком тракторе.
- Лешка с Омска работал на тракторе, давай его позовем – предложил Санек – только за нем надо идти в роту.
Трое воинов рванули в часть за Лехой, что-бы он спас ситуацию. Около трех часов ночи притащили они сонного Леху, который начал с трактором что-то делать. Вся надежда на спасение зависела только от него. На него смотрели с огромной надеждой, но у него ничего не получалось, то он крутил какую-то ручку на капоте, потом предложил налить ему «сто грамм», но долго не могли найти куда ему наливать, да и еще темнота хоть глаз коли. Приближалась заря, а каменная глыба все еще была на своем месте. Леха ничего не смог сделать пошел досыпать, а мы начинали немного понимать, что с нами будет. Ну уж дембеля точно, скоро мы не увидим!
Все уселись вокруг каменной глыбы, каждый думал о своем, так и не заметили как все закимарили. Разбудил их громкий рев начальника участка. Он бегал вокруг кучи и орал благим матом. Подбегал поочередно до каждого, хватал за шиворот и начинал трясти так, как будто хотел вытрясти у каждого солдата душу. Минут двадцать продолжалась эта сцена, которую и описывать тяжело. И в конце заорал: пошли вон от сюда! На дембель пойдете последними!
Продолжение следует…

Отомстил.

элУже вторую неделю бригада электромонтеров перетягивала провода на опорах. Да и бригадой их назвать было трудно: начальник участка и три электромонтера, да я, практикант после окончания учебного комбината. Прислали меня сюда для прохождения практики. У меня еще не было допуска к таким работам, и я им помогал выполнять только самые легкие работы. Начальник участка давал задания и исчезал, неведома куда. Из бригады работали двое, а третий как всегда прохлаждался в электроцехе.
- Ну, сука, я тебе отомщу, козлу старому - сквозь зубы прошипел Петр, натягивая провода на опоре.
- Кому ты там отомстить собираешься? - спросил Виктор
- Да, хрену старому, Николаю Иванычу! – бурчал Петр – вечно он так, как работа тяжелая, так ему надо пускатели собирать…
У Николая Ивановича был предпенсионный возраст, и лазить на опоры, ему совсем не хотелось. Был он не много хитроватый, в меру ленивый и хорошо владел языком: мог уговорить любого. Обычно в бригадах таких не уважают. Всегда он мог убедить начальника участка, что дел много в электроцехе и он его оставлял, выполнять другую работу: собрать пускатель, перебрать двигатель и когда в цехе никого не было, мог просто покимарить, сидя за столом. Все тяжелые работы доставались Петру и Виктору.
С утра в электроцехе, собралось очень много народу. Сюда заходили все, кому было нечего делать и хотелось поболтать. Все рассаживались на верстаках, вдоль прохода , закуривали и болтали о разной ерунде. В это время, Николай Иванович любил продемонстрировать свою выполненную вчерашнюю работу. После сборки пускателя, на глазах у всех, он соединял провода к рубильнику и щелкал кнопкой, наблюдая, как прихлопывается пускатель. На лице его была торжественная улыбка и он был самый счастливый человек. А вчера он целый день соединял к пускателю две кнопки. (Помню в училище, где я учился, мы тоже собирали пускатели, выполняли практическо-лабораторную работу. Для сборки и описания пускового устройства, нам выделялся час работы.)
- Ну, надобы продемонстрировать! - улыбаясь, сообщал Николай Иванович всем присутствующим.
Петр, давно затаил на Николая Ивановича обиду, и как только он стал демонстрировать свою работу, Петр взял в руки молоток и подсел к огромному металлическому шкафу, расположенному в углу цеха. Николай Иванович улыбаясь, выключил рубильник, взял в руки кабель и начал соединять к рубильнику кабель. Как только руки его приблизились к клемме, Петр изо всей дури, молотком врезал по железному шкафу. Раздался оглушительный удар, как будто в цехе взорвалась бомба. Молниеносно все подумали, что взорвалась электроустановка Николая Ивановича! Все прыгнули кто куда: половина попадала в проходе, кто сиганул под верстак, кто лбом вышиб дверь. Секунд двадцать стояла полнейшая тишина. Потом все начали поднимать головы. Только один Николай Иванович стоял на своем месте с кабелем в руках, белый как мел. Он долго не мог понять, почему взорвался пускатель, ведь он его еще не подключил? Кое-как все пришли в себя, уставились на Петра, догадываясь, что это его проделки.
- Я же сказал, отомщу! - ехидно улыбаясь, сказал Петр – как сказал, так и сделал.

Предательство.

п1Сегодня час классного руководства… Все на меня глядели с каким то не понятным чувством: одни мне сочувствовали, а другие злорадостно хихикали. Но сочуствующих среди ближних друзей поубавилось, все встали на сторону учителей. Сегодня решалась моя судьба – останусь ли я в школе и дадут мне закончить среднее образование или меня просто исключат. Уже неделю не утихают слухи обо мне и моих стихах.
Учась в девятом классе меня потянуло на поэзию. В голове формировались рифмы моментально. В основном я писал стихи на лирическую тему, наверно все в этом возрасте постигали первую любовь. Нас больше тянуло уже к девчатам. Хотелось перед ними повыпендриваться. И вечерами, вместо того, чтобы учить уроки, я писал стихи.
Вся история началась на уроке немецкого языка. Этот предмет я не понимал ни сколько, по этому и не любил. Я расположился на задней парте, достал общую тетрадь со своими стихами и начал строчить. Конечно, можно было сесть и на переднюю парту, весь урок поддакивать учителю и за это получать не плохие оценки, но я не любил лицемерить, и получал только заслуженные оценки. Учительнице не понравилось, что я не внимательно ее слушаю прикапалась она ко мне уже не на шутку. Меня это сильно разозлило и я ей сказал: поставь двойку и отцепись от меня. Она взяла демонстративно журнал в руки и влепила мне огромную, жирную двойку в журнал. Я отреагировал мгновенно: тут же написал про нее стихотворение юморного характера и еще матом. Придя на следующий урок, ко мне пришла «гениальная» мысль – написать надо поэму про всех учителей в таком-же жанре. Идея эта пошла у меня на «ура»! Буквально пару дней работы и поэма о буртинских учителях у меня лежит в кармане. Написать-то написал, что дальше? Дал почитать друзьям. Все хвалили меня и я чувствовал себя героем или каким-то авторитетом. На следующий день заметил, что ко мне учителя стали как-то по другому относиться. Внимательно разглядывали на уроках, чем я занимаюсь, и нет ли на парте чего- нибудь лишнего. Еще через день гудела вся школа и все знали о моей поэме о учителях. Копия моей поэмы лежала в учительской. Я вспоминаю, что давал почитать только в своем присутствии, единственный раз я дал почитать своим близким и мне казалось преданным друзьям – девчатам, из самого ближнего круга. Как копп2ия дошла до учительской, до сих пор остается для меня загадкой.
Меня не исключили из школы, и вообще я стал в позу: «Ничего не знаю, моя хата с краю». Может это меня и спасло, что поэма написана не моей рукой. Доказать не смогли, но впервые в жизни я узнал, что такое ПРЕДАТЕЛЬСТВО.
С тех пор у меня отшибло писать стихи, больше я ими не когда не занимался. Потерял много друзей, с которыми не общаюсь до сих пор. Встречаемся, здороваемся, но ни о каких делах разговора с ними я не завожу.

Незабываемый день Егора.

Холодный осенний ветер вперемешку с моросящим дождем хлестал его по лицу, но Егор упрямо двигался вперед. Было уже за полночь, а он один в мрачной темноте, двигался вперед на еле заметные огоньки уличного освещения его родной деревни. Он и сам толком не понял, как очутился за десяток километров от родного дома. Ведь не более часа назад он в своем доме культуры со своими друзьями «зажигали» под оглушительную музыку. Ярко освещенная танцплощадка с привлекательными девчатами, мельтешила перед его глазами. Он считал себя фаворитом этих танцев, выписывал такие выкрутасы, что многие шарахались от него. Он сам начал себе удивляться! Не ужели это действительно он, Егор? Студент первого курса техникума, скачет тут по площадке с выкрутасами, да еще на ходу пощипывая девчат. Будучи школьником , он приходил на танцы только от безделья: встретиться с друзьями и провести время, но принимать участие в танцах, ему не доводилось. Как-то танцы пренебрегал и немного стеснялся. А что сегодня… Сегодня он впервые за два месяца отсутствия, приехал в родную деревню, повидаться с родственниками и друзьями. Вечерком друзья пригласили его в гости на рюмочку чая. Когда все напитки были выпиты, ребята собрались в дом культуры на танцы. Егор выпи столько, сколько ему наливали, считая себя уже взрослым человеком, но будучи человеком слабым на алкоголь, не много не рассчитал. Дойдя до клуба он чувствовал себя уже героем, ему хотелось не много подурачиться, повеселиться в своей кампании.
Нельзя не заметить, что в деревне еще проживал и блюститель порядка, который не зря получал свою зарплату. В деревне у него действительно был порядок. И была у него такая привычка: «забузит» кто, он в целях профилактики и воспитании сажает его в «черный воронок», и вывозит в степь, километров за семь-восемь, приложит один раз в «нюх» и уезжает домой.
Музыка стихла и все приостановились на танцплощадке, только не Егор! Он громко закричал: «Музыку мне!». И сам того не заметил, как рука его закрутилась за спину, он увидел в десяти сантиметрах от себя жирную харю участкового, который злорадостно улыбался… «….твою мать» - только и успел прошипеть Егор, сквозь дикую боль, как оказался в «черном воронке». «Воронок» тронулся и помчался далеко в степь…

"Спасатели деревни"

В начале двухтысячных годов наша деревня быстрым темпом приближалась к краху!
Причин было множество, это смена руководства, который как мог сильно держал все в руках, выкручивался из любых ситуациях, даже в дни бандитизма. Деревня при этом худо-бедно существовала, люди имели работу, для деревенских немаловажно- получали корма, и жили за счет подворья. Почему для районной администрации так было важно разорить наш совхоз, не понятно. Администрация добилась так своего – сместили директора, а на его место прибыл другой директор, назначенный сверху администрацией. Выполняя решение правительства «Все земли должны принадлежать частному лицу», начали усиленно бомбить деревню. Быстро опустошались склады, куда-то исчезала техника. Овцы исчезали не поштучно, а целыми отарами. И когда уже все разворовали, то остались только трудяги, рабочие поселка. Их насчитывалось около стопятидесяти человек. Ну конечно, вы думаете, что с них взять? А директор придумал!!! И нашел, что и с них можно хапнуть. Молодец мужик! Придумал он вот что: Собрал трудяг, которые были не слишком борзые или занимали не плохие посты в хозяйстве. Провел с ними собрание «поплакался в жилетку», что очень жаль такую хорошую деревню, а ее могут забрать за долги. Вам негде будет работать, как будите кормить своих детей? Выход из этой ситуации есть – нужно провести посевную, собрать урожай и будут у нас деньги! Только есть как всегда одно НО, из-за которого мы не сможем ничего сделать! В хозяйстве нет денег! И хозяйству банк не дает, так как там огромные задолженности. Директор предложил взять кредит на рабочих. Те, немного поразмышляли и дали свое согласие. Директор положив руку на сердце, обещал всем выплатить до копейки. Суммы были у всех разные от100 до 250 тысяч на каждого. Быстро были оформлены документы в банк, собрали у всех подписи и погрузив всех на автобус помчались в райцентр в банк за кредитами, спасать деревню от банкротства. Было замечено трудягами, что если раньше, банк не старался выдавать деньги частным лицам из нашего поселка, потому что он банкрот, то здесь выдали как говорят «без сучка и задоринки». Все деньги получили и кинули их в один общий «котел». «Котел» получился большой – это полный пакет, который директор быстро сунул в свою машину и помчался в деревню. Трудяги с чувством выполненного долга, пошли в столовую, выпили по сто грамм и поехали домой в деревню. У каждого было такое чувство гордости, что он герой, который спасает всю деревню. Если бы не он, то от деревни остались «рожки да ножки». Жаль только, что директор на себя не оформил кредит, больше было бы.
Но случилось другое: нашего директора назначают вторым человеком района. Заместителем главы администрации района! За хорошую работу, естественно. Здесь продолжается смена руководства и в конечном итоге деревню признают банкротом. Приезжают работники банка, описывают все хозяйство и до свидания колхоз, мы здесь больше не работаем! Так все остались без работы.
Мы- то без работы, а банк успешно трудиться. Начали нашим трудягам присылать бумаги с намеками, что, дескать, ребята, брали деньги, а отдавать не собираетесь что-ли? Все в недоумении: мы же брали не для себя, для деревни, директор обещал все вернуть до копеечки.
Были суды, пересуды, но ничего не доказано, деньги брали, надо отдать. Так и сейчас выплачивают горемыки деньги, которыми хотели поднять деревню. Жаль, что не подняли!

«Оренбургская Тарпания»

Наиболее соответствующим требованиям для реинтродукции лошади Пржевальского на территории области признан участок «Орловская степь». Он расположен на границе поселка Сазан Беляевского района. Площадь участка — 16,5 тысячи гектара.
Степной парк-биостанция «Оренбургская Тарпания» задуман как ООПТ нового для России типа. Степные экосистемы будут сохраняться силами негосударственной организации, использующей участок на праве долгосрочной аренды специально для природоохранных целей. Это подразумевает, прежде всего, проведение постоянного научного мониторинга, организацию сенокосо- и пастбищеоборотов, создание визит-центра и соответствующей хозяйственной инфраструктуры, необходимой для осуществления процесса реинтродукции диких степных копытных, а так же экологическую реставрацию нарушенных распашкой степных экосистем.
Значимость проекта для области заключается в следующем:
Во-первых, прецедентов создания центра реинтродукции лошади Пржевальского в России нет. Во-вторых, «Оренбургская Тарпания» станет одним из самых привлекательных мест для развития экологического туризма, особенно для иностранных туристов. В-третьих, развитие международного сотрудничества в процессе приобретения, перевозки, содержания лошади Пржевальского. В-четвертых, это поможет создать новые рабочие места.

СПОР.

с1На небольшом пригорке, стоял высокий парень ростом под два метра. Сдалека можно подумать, что стоит каланча на высоком бугре. Стоит он здесь не случайно, идет спор на литр водки, и ему еще надо простоять до обеда с вытянутыми руками, как будто просящего милостыню у всех проходящих мимо людей.
А все началось с того, что трактористу Михею, шутнику и балагуру, было нечем заняться. Началась весна, все были заняты на ремонте техники, подготовке к весенне- полевым работам. Как всегда не хватало запасных частей для агрегатов, и все ремонтники седели в курилке, покуривали и громко ржали. Михей, завидя длинноногого Данилу, начал над ним подшучивать. Здесь нельзя не упомянуть характер Данилы – он был вспыльчивый и заводился как сейчас говорят с пол-оборота, любил поспорить с мужиками, хоть и знал, что в какой-то мере он не прав. Был он моложе остальных мужиков, но старался им не поддаваться. Михей начал подзадоривать Данилу, что вот нынче не та молодежь пошла, ни на что не способные. Данилу это очень сильно разозлило и он сам и не заметил, как попал в «капкан» Михею. Он его так раззадорил, что пришлось идти на спор. Суть была в том, что надо простоять возле магазина, на пригорке с вытянутыми руками до обеда. А зачем он на это согласился и сам не понял, в порыве злости он не ведал что делает. Ударили по рукам и спор был заключен. Поспорили на литр водки. Вокруг них суетились другие ремонтники, помогавшие Михею, и любители выпить на дармовщину. Вот так Данила и стоял. Стоял с большим усердием и конечно-же хотел выиграть этот спор, ни за то, что любитель был выпить, а стоял за всю молодежь, показывая, что она ни чуть не хуже другого поколения. Спор подходил к концу. Ему не составляло труда так стоять и он считал, что спор он выиграл, но не тут-то было. Михей уже понуро опустил голову понял, что проигрывает спор. Данила парень крепкий он может выдержать и не такое. Во дворе показалась кучка ребятни. Он тут-же сообразил, что выиграть спор, ему помогут только они. Позвал ребят и договорился с ними, чтобы они согнали Данилу с пригорка. Пацаны, бегая вокруг Данилы, дразнили его, обзывали и каждый старался пнуть его в надежде, что Данила не тронется с места. И тут Данила не выдержал – сорвался со своего места и так поддал одному пацану под зад, что тот летел кубарем метра три. Мужики, завидя это, выбежали и стали кричать : «Проиграл! Беги за литром!». Когда Данила опомнился было уже поздно, он понял, что проиграл! Снял с головы шапку, бросил на землю и торопливым шагом пошел домой.